Автор:Ремактив

Конструктивизм в старинной оболочке

Думаем, вы заметили, что Ремактив живо интересуется различными проектами по реновации старинных зданий и сооружений. Нам нравятся небольшие архитектурные чудеса, которые получаются в ходе синтеза древних исторических зданий с современными технологиями и материалами. К сожалению, чудо происходит не всегда, и множество уродливых мансард в Петербурге тому подтверждение. Но не будем о грустном. Сегодня мы представляем действительно интересный и выверенный результат работы бельгийских архитекторов.

 

Архитектурное бюро Klaarchitectuur завершило реновационный проект «Протей» (The Waterdog), превративший историческую бельгийскую часовню в офисное пространство для совместной работы.

 

Архитектурное бюро Klaarchitectuur завершило реновационный проект «Протей» (The Waterdog), превративший историческую бельгийскую часовню в офисное пространство для совместной работы.

 

Поскольку часовня имела статус архитектурного памятника, процесс реновации был серьезно ограничен рядом условий. Архитекторы фактически законсервировали все, что осталось от исторического здания, и возвели внутри отдельный новый современный конструктивный объём. Этот приём обостряет контраст между прошлым и будущим, превращая спокойствие часовни и динамику нового дизайна в символические абсолюты.

 

Поскольку часовня имела статус архитектурного памятника, процесс реновации был серьезно ограничен рядом условий. Архитекторы фактически законсервировали все, что осталось от исторического здания, и возвели внутри отдельный новый современный конструктивный объём. Этот приём обостряет контраст между прошлым и будущим, превращая спокойствие часовни и динамику нового дизайна в символические абсолюты

 

Еще одной задачей архитекторов было максимизация свободного пространства и сохранение свободного доступа внутрь исторического здания. Для ее решения отдельные помещения для рабочих офисов «взгромоздили» друг на друга, подобно башням из кубиков, которые строят дети. Постоянным читателям, безусловно, вспомнятся минимум два описанных нами проекта, созвучных данному архитектурному приему. В любом случае архитекторам удалось создать несколько изолированных рабочих зон и большое общее пространство с множеством вариантов использования. Таким образом, посетители часовни не скованы малыми объемами и не мешают людям, использующим помещения для постоянной работы.

 

Еще одной задачей архитекторов было максимизация свободного пространства и сохранение свободного доступа внутрь исторического здания. Для ее решения отдельные помещения для рабочих офисов «взгромоздили» друг на друга, подобно башням из кубиков, которые строят дети. Постоянным читателям, безусловно, вспомнятся минимум два описанных нами проекта, созвучных данному архитектурному приему. В любом случае архитекторам удалось создать несколько изолированных рабочих зон и большое общее пространство с множеством вариантов использования. Таким образом, посетители часовни не скованы малыми объемами и не мешают людям, использующим помещения для постоянной работы.

 

Еще одной задачей архитекторов было максимизация свободного пространства и сохранение свободного доступа внутрь исторического здания. Для ее решения отдельные помещения для рабочих офисов «взгромоздили» друг на друга, подобно башням из кубиков, которые строят дети. Постоянным читателям, безусловно, вспомнятся минимум два описанных нами проекта, созвучных данному архитектурному приему. В любом случае архитекторам удалось создать несколько изолированных рабочих зон и большое общее пространство с множеством вариантов использования. Таким образом, посетители часовни не скованы малыми объемами и не мешают людям, использующим помещения для постоянной работы.

 

Еще одной задачей архитекторов было максимизация свободного пространства и сохранение свободного доступа внутрь исторического здания. Для ее решения отдельные помещения для рабочих офисов «взгромоздили» друг на друга, подобно башням из кубиков, которые строят дети. Постоянным читателям, безусловно, вспомнятся минимум два описанных нами проекта, созвучных данному архитектурному приему. В любом случае архитекторам удалось создать несколько изолированных рабочих зон и большое общее пространство с множеством вариантов использования. Таким образом, посетители часовни не скованы малыми объемами и не мешают людям, использующим помещения для постоянной работы.

 

Ремактив понимает, что в сегодняшних реалиях сделать нечто подобное со зданием какой-либо заброшенной церкви в России невозможно. Но и без зданий религиозного значения множество культурно-значимых и ценных с архитектурной точки зрения строений прозябают и разрушаются. Надеемся, что описываемые нами примеры послужат толчком для инвесторов и архитекторов, что яркие реновационные проекты все чаще станут появляться и в нашей стране.

 

Источник >>